«Как мы перешли от передачи данных к полноценной САПР для моделирования промышленных объектов с насыщенными технологическими трубопроводами»: интервью с Андреем Сладковским, часть 1

211

12 минут

Автор

Автор

Запросить консультацию
Трёхмерное моделирование промышленных объектов и сложных технологических установок — особенно трудоёмкая задача, кардинально отличающаяся от моделирования зданий. Программное обеспечение для этих целей также должно обладать определенной спецификой и требовать совершенно других знаний и практических навыков.

Татьяна Ларина, руководитель проектов в CSD, провела интервью с Андреем Ивановичем Сладковским, одним из основателей идеи PlantLinker, в ходе которого узнала об истории создания и развития САПР в условиях конкуренции с крупными западными вендорами, а также расспросила о том, какие насущные проблемы российских инженеров решает функционал системы.

Можете кратко рассказать о вашей компании, её миссии и истории создания продукта?

Компания «ПлантЛинкер» является разработчиком одноимённой системы автоматизированного проектирования, а также набора других систем.

Идея возникла в процессе нашей работы по внедрению и поддержке программного обеспечения в сфере Plant Design. По-русски можно подобрать такое определение — система автоматизированного проектирования промышленных объектов и сложных технологических установок непрерывного производственного цикла. Главным отличием таких объектов является наличие множества трубопроводных систем и технологического оборудования. Эти особенности накладывают довольно сложные требования на системы для проектирования и 3D‑моделирования.

На этом рынке основную роль всегда играли и продолжают играть крупные зарубежные компании с такими мощными решениями, как Intergraph PDS/Smart 3D и PDMS/Aveva E3D.

Российский рынок очень специфичен, так как наши компании начали работать с этими решениями намного позже момента их появления: например, первая версия системы PDMS вышла в 1974 году. Программные продукты Plant Design с большим трудом проникали на российский рынок. Я в свое время участвовал в первом показе системы PDMS на выставке «НЕВА-94» в далеком 1994 г. В то время эти системы «жили» на UNIX рабочих станциях: PDMS на Silicon Graphics/HP, а PDS на CLIX.

Активно продаваться в РФ эти системы начали только в 2000-х годах.

Все участники разработки PlantLinker — обычные инженеры с опытом работы в этой сфере. Поэтому мы и придумали такой слоган: «Создано инженерами для инженеров». И когда мы создавали первую версию программы, мы и подумать не могли, что когда-то она превратится в некий новый САПР PlantLinker.

Вы уже сказали, что на рынке САПР существовали высококлассные решения, такие как E3D/PDMS от компании Aveva и Smart3D/PDS от компании Intergraph. Для чего вы создавали свою систему?

Изначально, в 2015 году, когда Бюро ЕСГ уже много лет специализировалась на внедрении систем компании Intergraph, мы начали работу по созданию решения по обмену информацией между системами.

К тому году сложилась уникальная ситуация, когда практически все игроки на российском рынке, которые участвовали в проектировании и моделировании промышленных объектов и технологических установок, уже имели такие системы. А некоторые закупили две разные из-за различных требований заказчиков.

Вторым драйвером для покупки таких систем стало участие в проектах, которые в нашей стране вели западные инжиниринговые компании. Они нанимали подрядчиков для выполнения работ, потому что не умели сами выполнять чертежи по нашим стандартам и плохо понимали рынок.

И вот поэтому у нас появилась идея передавать объекты из одной системы в другую, связать их. Так и появился PlantLinker, в самом названии которого можно увидеть слово «связь». Тогда к этой идее ещё «приклеилась» Tekla Structures, которая является стандартом САПР строительных конструкций.

Идея возникла, но как это делать было непонятно. Потому что все зарубежные системы максимально закрыты и несовместимы друг с другом и с внешней стороны, фактически, представляют собой чёрный ящик. Все системы передачи данных между ними тоже были ограничены в своих возможностях.

Мы тогда прониклись идеями продукта XMpLant от компании Noumenon. Aveva и Intergraph предлагали его для обмена информацией между их системами. Мы помогали компании Noumenon в развитии их продукта для Smart3D. И поняли во время этого процесса, что можно передавать данные между разными системами в открытом формате XML. И поверьте, если кто-нибудь нам в 2015 году сказал, что через столько лет мы придём к САПР, мы бы посчитали его сумасшедшим и сказали, что никогда в это не впишемся. Потому что создать систему такого класса — это колоссальный труд и огромный риск.

Сначала мы создали свой формат хранения и передачи объектов между прототипом нашей системы, Smart3D и Tekla Structures. С этой идеей мы отправились на конференцию HEXAGON/Intergraph в Лас-Вегасе в 2016 году. На стенде мы впервые показали прототип PlantLinker и почувствовали большой интерес к нашему продукту от участников конференции из разных стран, и в том числе от представителей Intergraph. Это нас очень вдохновило, и мы поняли, что нам есть к чему стремиться. В 2018 мы снова приняли участие в конференции HEXAGON в Лас-Вегасе и отмечали живой интерес к нашей разработке.

Отмечу ещё раз, тогда, в 2016 году, идея заключалась в создании системы передачи объектов и моделей. С передачей моделей возникла идея создать просмотрщик (Viewer), чтобы можно было их визуализировать и провести над ними какие-то простейшие операции, и работа «закипела».

То есть сначала потребность в этом коннекторе для передачи данных появилась именно у ваших крупных заказчиков, которые работали с Smart3D, Aveva E3D и Tekla Strucrures?

Да, верно. Тогда была большая проблема с передачей информации между разными системами и версиями разных каталогов даже внутри одной компании. Поэтому мы сначала использовали PlantLinker для внутренних процессов и передачи объектов из одного проекта в другой. И не думали о создании САПР до 2019 года. Но со временем, когда мы стали понимать, что наша технология работает, наш аппетит становился всё больше и больше. Правда российские заказчики не совсем понимали, зачем им нужен новый продукт, когда у них уже были свои процессы и решения, работающие по 5-10 лет.

Однако в то время цена на популярные западные решения стала очень сильно расти. Получалось так, что покупка одного рабочего места могла обанкротить среднюю компанию. А кроме этого, нужно было платить за поддержку, даже если вы не пользовались системой. Aveva дошла до того, что стала просто отключать лицензии за неуплату. У Intergraph политика лицензирования была более мягкая, но всё равно достаточно затратная. Поэтому российские компании стали думать о том, чтобы брать их в аренду или как-то сокращать количество рабочих мест.

И у нас возникла идея такого интересного предложения для заказчиков: «Вам нужно использовать в проекте Smart3D? Купите пару лицензий Smart3D и 10 рабочих мест PlantLinker для моделирования и совместной работы».

Если я вас правильно поняла, коннектор PlantLinker превратился в САПР PlantLinker? И можно сказать, что появилась возможность моделировать промышленные объекты, используя наработки, которые были в Smart3D: каталоги элементов, арматуры, оборудования?

Ещё раз отмечу, что любой, кто работал с большими западными компаниями, знает их культуру и закрытый, в некоторой степени агрессивный характер. Aveva продавала свои продукты только через собственные каналы продаж. А Intergraph распространял свои продукты через партнёров только в двух странах — России и Бразилии.

И если бы мы начали представлять свою систему как замену их решениям, это вызвало бы бурную реакцию. Поэтому мы тогда были очень осторожны в своих высказываниях и представляли PlantLinker только как технологию для передачи данных между системами. И получали положительные отзывы, в том числе от высших руководителей Intergraph.

Другими словами, вы предлагали свою систему PlantLinker не как замещение решений Smart 3D и Aveva E3D, а как дополнение и совместное использование с этими программными продуктами?

Не совсем. Главная идея была всё-таки в возможности объектной передачи информации между разными системами, так как XMpLant к этому моменту просто исчез.

Давайте поговорим про вашу систему PlantLinker. Можно ли сегодня с её помощью выпускать проектную и рабочую документацию по российским стандартам? Известно, что для инженеров, работающих в ПО Aveva E3D и Smart 3D, это было проблематично.

Скажу так, очень часто в России, в огромном количестве компаний, сначала фактически проектируют на плоской системе (AutoCAD, nanoCAD, КОМПАС), а потом по требованию заказчика с чертежей поднимают 3D‑модель и отдают ее заказчику.

До 2022 года мы с ужасом смотрели на выпуск проектной и рабочей документации и говорили, что не будем заниматься этим.

Однако в 2021 году мы внутри компании стали задумываться о создании системы эскизирования. Для чего? Очень часто, например, технологу и строителю, при работе над трехмерной моделью нужно обмениваться различной информацией. И этим специалистам нужно быстро выпустить не чертёж, а эскиз для внутреннего использования.

В общем, мы стали думать о создании 2D‑системы, которая стала частью PlantLinker, и начали разработку внутри компании, не афишируя свою идею. А после февраля 2022 года нам стало понятно, что PlantLinker уже не может быть просто системой для передачи данных между запрещёнными в стране решениями.

Здесь нам пригодилась «заготовка» в виде системы эскизирования, на основе которой мы стали разрабатывать систему создания ортогональных чертежей, встроенную в PlantLinker. Сейчас это уже полноценный функционал для создания и оформления чертежей, а также для проецирования 3D‑модели, удаления видимых линий, нанесение размеров (в том числе ассоциативных), ассоциативных аннотаций и пр.

C 2017 года компания Autodesk начала активно продвигать платформу Revit для промышленного сектора, на настоящий момент имеются успешные кейсы использования данного продукта в проектах этой отрасли. Многие крупные заказчики стали обращать внимание на Revit, а также признавать, что иногда средние или мелкие фирмы (работающие с этой системой) стали обходить их в тендерах и конкурсных процедурах. Как вы думаете, с чем это было связано? И где в это время находился PlantLinker?

В этот момент мы были, скажем так, «спойлером» для систем компании Intergraph, Aveva и Tekla Structures по строительной части проекта. А что касается Revit, то мы работали с ним в области передачи данных только для металлоконструкций.

Проблема Revit в том, что он неплох только для проектов, где в большей степени присутствует «строительная часть» и относительно небольшая «технологическая часть». То есть, если взять проект строительства НПЗ (нефтеперерабатывающего завода), то там кроме отдельно стоящих реакторов, колонн и небольших поддерживающих металлоконструкций, самого «здания» нет.

А инструменты для работы с трубопроводами в Revit крайне упрощены. Особенно много проблем может возникать, когда в модель нужно вносить ежедневные изменения.

Конец первой части интервью. Следите за нашим блогом, чтобы не пропустить вторую часть, из которой вы узнаете:

  • Были ли в системе PlantLinker неудачные решения
  • Есть ли в системе функционал для создания технологических схем P&ID
  • Можно ли из неё передать 3D‑модель технологического трубопровода с параметрами в систему расчёта прочности
  • Где в ближайшее время будет проходить тест-драйв САПР PlantLinker
PROTIM
Телефон: +7 (495) 221-50-56

Понравилась статья?

63

Поделитесь мнением. Оставьте комментарий

Ещё не добавлено ни одного комментария

Читайте также