Механизм совместной работы в режиме реального времени в Renga, IFC, зарубежные рынки и многое другое в интервью с Максимом Нечипоренко, «Renga Software»

  • 166
  • 26 минут
Запросить консультацию
Renga – это комплексная BIM-система или инструмент для комплексного создания цифровой информационной модели здания.

Сегодня при выборе системы для проектирования многие проектные организации хоть и выбирают решения, предлагаемые российскими вендорами, всё равно не до конца понимают позиционирование выбранного продукта и трудности, с которыми сталкиваются разработчики при его создании и поддержании. Даже если речь идёт о популярных отечественных BIM‑системах.

Именно поэтому Антон Ильичев, продакт-менеджер в «CSD», провёл интервью с заместителем генерального директора Renga Software Максимом Нечипоренко, в ходе которого узнал у него о том, как появилась идея создания продукта, о его видении иностранного рынка похожих решений, о том, какое значение скрывается за названием BIM‑системы, и задали ещё много интересных вопросов об устройстве компании и способах продвижения продукта.

Расскажите пару слов о себе и о компании Renga Software.

В Renga Software я работаю с 2016 года, с момента образования юридического лица, созданного АСКОН совместно с фирмой «1С». Мой опыт работы в структурах АСКОН насчитывает уже почти 22 года. Начинал с внедрения, обучения и продаж в региональном офисе, постепенно перешел на работу в управление разработкой и развитие строительного направления. Потом переехал в Санкт-Петербург и сначала занимался развитием линейки приложений КОМПАС‑3D, после работал над системой ЛОЦМАН:ПГС, преемником которой стала Pilot-ICE Enterprise. Где-то в 2009 году стал участником исследования по созданию системы автоматизированного проектирования нового поколения, которое было запущено внутри подразделений разработки в ГК АСКОН. Можно сказать, что тогда и появились зачатки продукта, известного сейчас под названием Renga. Затем в 2011 году был запущен проект по созданию новой системы, и разработку возглавил Илья Маз (сейчас он технический директор в Renga). В 2015 году был выпущен первый релиз продукта — тогда только архитектурна часть Renga Architecture. А в 2016 году к проекту присоединился «1С» и было создано совместное предприятие Renga Software.

Получается, продукт Renga был создан полностью с нуля?

Да, это полностью самостоятельная разработка. Понятно, что современная разработка всегда состоит из компонентов, которые ты используешь для упрощения своих задач. Но основной компонент для САПР — это так называемое геометрическое или трёхмерное ядро, было разработано в подразделении C3D‑Labs в АСКОН. Мы пытались, конечно, тогда понять, надо ли нам задействовать иностранный компонент: ACIS, Parasolid и др., так как думали, что иностранные разработки лучше наших. Взяли на исследование все коммерчески лицензируемые ядра с прицелом на использование их в нашем САПРе нового поколения и в итоге поняли, что наше ядро ничуть не хуже, и стали его использовать.

Раньше оно существовало только внутри КОМПАС‑3D. Потом мы выделили его в самостоятельный компонент для внутренней разработки в рамках нового проекта, а дальше оно уже стало лицензироваться внешним разработчикам.

Читайте о том, как в BIM/ТИМ-системе Renga создана цифровая информационная модель газопровода.

Подробнее

Renga достаточна известна, но каждый понимает под ней что-то своё. Расскажите подробнее о вашем позиционировании продукта: что это, для чего и для кого?

Каждый раз удивляюсь, как распространяется и искажается информация: кто-то что-то посмотрел в старом обзоре и распространяет дальше своё мнение.

Renga — это комплексная BIM‑система или инструмент для комплексного создания цифровой информационной модели здания. Мы концентрируем свое внимание на инструментах, которые позволяют работать с архитектурными решениями, конструктивными решениями и инженерными системами в пределах здания. Да, пользователи могут воспользоваться инструментами для решения задач по наружным сетям, но специальный функционал для этого не создавался.

Мы нацелены на то, чтобы модель создавалась комплексно в рамках установленных нормативных документов и BIM‑стандартов.

Также Renga изначально сделана так, что её можно поставлять на зарубежные рынки: есть поддержка международных стандартов, таких как ISO, а интерфейс и справочное руководство сразу были локализованы на английский язык.

А можете ли привести примеры использования Renga заграницей?

У нас есть пользователи в Греции, Бельгии, Словакии, Вьетнаме, некоммерческие пользователи в Бразилии: посмотрим, как это будет развиваться. Также интерес проявляют партнёры из Индии, но коммерческих пользователей мы пока там не получили. Хотели бы сотрудничать с европейскими партнёрами, но по понятным причинам это сейчас невозможно.

В общем, мы получили подтверждение, что наши подходы, наши интерфейсы, наша функциональность, принимаются хорошо не только в России.

А как именно вы ищете партнёров? Может, рассматриваете сейчас ещё какие-нибудь страны?

Мы искали партнёров во всех странах, где идёт какая-то строительная активность и где по открытым источникам можно увидеть интерес к BIM.

Смотрели на Италию, Францию и даже пытались прорабатывать испанского партнёра. Также попробовали американский рынок, но поняли, что для нас это пока сложно и дорого. Вместо него стали рассматривать Южную Америку и нашли партнёра в Бразилии. Ещё был один из Юго-Восточной Азии, но тогда сотрудничеству помешала пандемия COVID‑19.

Делаете ли вы дополнительную локализацию интерфейса для стран, где английский не является основным языком?

Чаще всего партнёры не имеют претензий к английскому интерфейсу.

Хотя некоторые из них и предлагают поначалу локализовать интерфейс на местный язык. В принципе, это действительно удобнее для пользователей. И даже партнеры брались за эту задачу своими силами.

Но локализация интерфейса — это очень сложная и трудоёмкая задача. Поэтому в итоге большинство остаются с английским интерфейсом. Особенно когда видят объем и сложность локализации на местный язык справочного руководства.

Последний вопрос об иностранном рынке: отличается ли кухня проектирования заграницей от привычного вам российского направления?

В целом отличается. У иностранных коллег другой подход к уровням детализации проектирования. У них проектировщик делает достаточно невысокий уровень детализации, сопоставимый с российским концептуальным проектированием. То есть это даже пониже, чем Стадия «П».

Всё, что касается рабочей документации — это уже забота подрядчика. У него свои инженеры, свой подход, и он делает детализацию уже с пониманием технологии строительно-монтажных работ. В отличие от нашей ситуации, когда на рабочую документацию выводят того же проектировщика или другого специалиста с похожим набором квалификации, но не знающего технологию, которую будет использовать строительная компания.

Можете ли вы сказать, что какой-то из этих подходов правильный? Или они просто разные?

И тот и другой подход приводит к тому, что объект в итоге построится. И не стоит забывать, что у зарубежных компаний тоже есть проблемы. При использовании 2D-чертежей люди тоже ошибались. С переходом на модели проблемы уменьшились.

Тем не менее у них есть одна особенность: изначально добавлять при составлении смет некоторую сумму на непредвиденные расходы, около 30%.

Кстати, что касается позиционирования Renga, хочу рассказать ещё о нескольких особенностях:

Во-первых, наш продукт — лучший в классе по подготовке к выдаче моделей в формате IFC с разными настройками, в том числе в соответствии с требованиями государственных экспертиз. Мы сильно погрузились в тему экспорта и можем это делать круче всех: знаем все геометрические представления, все правила и настройки атрибутивной информации и сопоставления категорий.

Во-вторых, мы создали механизм совместной работы в режиме реального времени в одной модели. В большинстве продуктов похожего класса работа выстроена по принципу ссылочного подхода и синхронизации по нажатию кнопки. Что часто приводило и приводит к рассинхронизации и коллизиям. Да, можно выполнить проверку на коллизии, собирать раз в неделю сводную модель и прочее и всё исправить. Но я считаю, что этот устоявшийся подход надо менять и переходить на современные технологии совместной работы.

Единственное решение по одновременной работе с информационной моделью, который мне вспоминается — это Onshape. Основатель проекта — Джон Хирштик (Jon Hirschtick), имеющий непосредственное отношение к рождению Revit. Впоследствии проект был продан корпорации PTC и сейчас продвигается под брендом Creo. И весь мир от него просто в восторге.

Так что получается, что мы были одними из первых в мире, кто создал подобный функционал, как минимум в BIM мире.

Существует мнение, что такой подход к работе с моделью негативно влияет на производительность. Согласны ли вы с этим?

Нет, конечно, не согласен. Над повышением производительности, безусловно, надо работать. Но хитрость в том, что ссылочные подходы могут, наоборот, привести к ухудшению производительности, потому что системе нужно будет потратить много усилий на транзакции, на вытаскивание модели и информации по ссылкам. И чем больше файлов, тем больше усилий.

Я часто слышу: «Вот сделали бы ссылку и улучшили бы производительность!». Однако если вам нужно решить задачи, например, по совместной работе: видеть изменения друг друга, синхронизировать свои наработки и пр., то лучше сконцентрироваться именно на этом.

Нужно повысить производительность? Реализуйте поддержку многоядерных процессоров и современных видеокарт. В отличие от Revit, мы это сделали с самого начала. А если от пользователя приходит сообщение о том, что у него что-то медленно работает, то мы в этом разбираемся и через пару релизов выпускаем оптимизацию, которая возвращает комфортность работы на его масштабе проекта. И спецификация просчитывается за несколько секунд, а не за 30-40 минут.

В общем, не пытайтесь диктовать разработчику техническое решение. Лучше расскажите, какие задачи вам нужно решить. Тогда диалог будет более конструктивный, и разработчик поймёт, какие задачи в приоритете.

Да, некоторым не нравится, что мы не работаем по принципу: «Вы попросили, я тут же сделал». И меня это несколько удивляет, так как эти пользователи работали с зарубежными продуктами и не могли тогда попросить у разработчика просто ничего. А мы то как раз делаем — большинство новой функциональности сделано по задачам пользователей.

И ещё, что касается сравнений и вопросов: «Вы что, не могли сделать, как в Revit?». Простой ответ: «Нет, не могли». Надо понимать, что для того, чтобы стать как Rеvit, нужно выбрать концепцию клона. Так, в России делали, например, клон AutoCAD. Но даже если вы выбрали этот подход, у вас всё равно не получится сделать то же самое. И ещё вы наткнетесь на все те же проблемы и ограничения, которые существуют в изначальном продукте.

Но не подумайте, что я считаю, будто бы у нас есть ответы на все вопросы и у нас всё автоматизировано. Пожеланий и предложений от пользователей огромное количество, и мы над ними работаем.

А как именно вы собираете эти пожелания и предложения? Есть ли у вас какой-то системный подход?

Системность подхода заключается в том, что у нас есть служба технической поддержки: на sd.ascon.ru располагается классический Service Desk, и все предложения, пожелания, замечания, ошибки регистрируются там даже некоммерческие пользователи.

Аналитик исследует поступившие предложения, сравнивает с тем, что мы сами думаем о развитии конкретного функционала. Далее мы это всё обсуждаем и принимаем решения. Также анализируем частоту поступивших запросов.

Ещё у нас есть партнёры-интеграторы и продавцы, которые находятся в постоянном в контакте с предприятиями. Они присылают электронные письма с таблицами и перечнями пожеланий. Формулировка этих пожеланий не всегда отражает действительную задачу, которую хочет решить пользователь. Поэтому в этом случае нам часто приходится добиваться дополнительной информации.

Ну и, конечно же, мы следим за трендами: дроны, облака точек и пр. Но насколько эти тренды станут массовыми — вопрос спорный. Те же пресловутые облака точек пока не такими не стали.

Поэтому мы целимся со своим инструментом в массовый рынок. И когда нас просят реализовать какие-то тренды, мы не отказываемся, но говорим, что сейчас в приоритете вот эти конкретные функции.

То есть вы просто наблюдаете за трендами?

Да, просто наблюдаем. Потому что можно вложить много сил и средств в трендовую технологию, а она не взлетит.

Вы говорили про некоммерческих пользователей: расскажите, откуда они появляются.

Мы раздаём в России бесплатные лицензии нескольким по категориям. В первую очередь, конечно, студентам и учебным заведениям. То есть от вуза поступает запрос, он регистрируется, получает лицензию сразу на какое-то количество классов. Таких лицензий десятки тысяч. Также сами студенты запрашивают лицензию для личного использования.

Вторая категория — это лицензии для домашнего использования любыми частными лицами. Единственное ограничение, действовавшее для этой категории до лета 2023 года, — запрет на коммерческое использование продукта. Сейчас домашние пользователи могут использовать только Renga Standard.

Сейчас вы предоставляете пользователям временные и постоянные лицензии. А есть ли у вас какие-то инструменты для отслеживания использования продукта? Ведь когда разработчик начинает предоставлять временные лицензии, ему нужно как-то понять, будет ли заказчик продлевать их в следующем году. Вы это перекладываете на плечи партнеров-интеграторов, верно?

Честно говоря, я не вижу, какой механизм отслеживания мы можем сделать. Даже если мы знаем, что Renga запускалась на компьютере, и пользователь нажимал на какие-то кнопки, то в итоге всё равно можем услышать от него: «Да мы посмотрели, попробовали, нам не понравилось». Другое дело, когда партнёр приходит на предприятие и работает вместе с его сотрудниками: выполняет пилотный проект, сопровождает его, отрабатывает пожелания и возражения пользователей и может с уверенностью заявить о каком-то положительном результате. Это уже может привести к продажам.

Так что в эффективность сбора статистики по установкам и запускам продукта я верю слабо. И у нас таких механизмов нет.

Вообще, я бы даже сказал по-другому: создавать какие-то сложные механизмы лицензирования и отслеживания использования лицензий сейчас не в наших интересах. Мы хотим сделать так, чтобы пользователю было как можно проще и комфортнее установить и использовать наш продукт.

С пиратством мы бороться не можем. Этим должны заниматься компетентные органы на уровне законодательства, воспитания культуры и так далее.

Вот выпускали мы в АСКОН новую версию КОМПАС‑3D. Как всегда, она была очень круто защищена: ключи аппаратной защиты, ключи программной защиты, сетевое отслеживание и пр. Но это всё равно не помогло: не успели мы выпустить дистрибутив на рынок, как по нему расползлись взломанные версии. А почему? Потому что был открытый период бета-тестирования, и хакеры смогли получить и взломать новую версию программы.

Поэтому у нас позиция такая: мы вас любим и вам доверяем, но будьте, если что, готовы к последствиям. У АСКОН есть юридические представители, которые защищают и представляют наши интересы в отношении авторского права в судах и следственных органах при необходимости.

Давайте обсудим подробнее ваших клиентов: какие самые знаковые пользователи, проекты или объекты появились у вас за последнее время?

Мы для себя выделяем три группы ключевых целевых пользователей:

1. Сегмент гражданского строительства и проектирование в интересах строителей многоэтажного жилья. Мы их условно называем девелоперами. Понятно, что там не только сами застройщики, но и проектные организации, которые работают в их интересах.

2. Организации, которые выступают подрядчиками по проектированию для государственных заказчиков.

3. Сегмент промышленного строительства: сами промышленные холдинги, у которых внутри есть проектные организации или проектно-конструкторские отделы. И, конечно, независимые проектные институты, которые работают на нужды этих холдингов.

Так что у нас достаточно много разнообразных пользователей из разных сегментов. Есть приличное количество строительных холдингов, которые пока не готовы, чтобы мы говорили о них публично. Не понимаю на самом деле, с чем это связано.

А про тех, кто не против огласки, мы пишем, публикуем о них кейсы. Ну вот, например, публичная история: нашим пользователем стал «ПроГород» из структуры ВЭБ.РФ. Они успешно используют Renga и распространяют её среди своих подрядчиков.

А как вы отслеживаете, откуда у вас появляются заказчики? Как вы это оцениваете? Работает ли фактор импортозамещения или маркетинг и партнёрские продажи?

Я бы сказал, что в первую очередь работают маркетинг и партнёрский канал. То есть с первого года выхода на рынок мы запускали рекламу, проводили мероприятия, и у нас появлялись, появлялись и появлялись пользователи. До 2022 года у нас появилось около 800 коммерческих пользователей разного масштаба: от металлургических холдингов до проектных организаций и мастерских небольшого масштаба. Это при том, что Renga MEP появилась только в 2018 году.

Ну а после февраля 2022 года поток запросов на тестирование, конечно же, увеличился.

Сейчас на рынок выходит много новых разработчиков и сталкиваются именно с проблемами продвижения своего продукта. Можете ли рассказать подробнее о том, с чем вы столкнулись при выводе Renga на рынок?

С непониманием, будет ли продукт востребован. Несмотря на то что АСКОН — крупная компания с хорошей историей, продукт всё равно был новый, его никто не знал и относились к нему скептически.

Получается, вы раздавали тогда бесплатные лицензии?

Да, конечно. Ещё получили большую поддержку благодаря конкурсу «BIM‑технологии», организованного Минстроем (прим.: сейчас конкурс носит название «ТИМ-ЛИДЕРЫ»).

Было ли у вас когда-нибудь желание полностью поменять архитектуру Renga? Как вы боролись с сопротивлением пользователей?

Мы анализировали обратную связь от пользователей, смотрели на их реакцию, исправляли возникающие проблемы. Правда, спустя несколько лет после запуска продукта при разговоре с аналитиками действительно проскальзывала мысль о том, что проще было бы использовать стандартную ленту Microsoft для интерфейса и не думать о том, насколько удобно пользователю будет использовать продукт и как быстро он будет его осваивать. Но, во-первых, интерфейсные паттерны Microsoft на самом деле не подходят для сложного инженерного программного обеспечения.

А во-вторых, мы видим, что наш продукт легко и быстро осваивается: всего за 1,5 дня экспресс-обучения на пилотном проекте люди создают модель корпуса склада в несколько этажей и выпускают чертежи и спецификации.

Поэтому хоть мысль о том, что начинать с простым ленточным интерфейсом и проскальзывала, она довольно быстро исчезла.

Что должен сделать пользователь, если он хочет перейти на ваше решение?

Перейти на сайт rengabim.com, в справочном руководстве зайти в раздел «Мой первый проект в Renga» и следовать инструкции. За 5-8 часов он сможет построить 3-х этажный коттедж с мансардой. Далее, если пользователь захочет всё освоить самостоятельно, ему надо прочитать практическое руководство пользователя.

Но мы, конечно же, рассчитываем на то, что пользователь пойдет в учебные центры к партнёрам-интеграторам.

Куда идти? В авторизованные учебные центры, перечисленные на нашем сайте. Первые, конечно, были открыты в АСКОН.

Сейчас есть множество других, например, в НТЦ «Конструктор» или на базе учебных заведений, например, летняя школа для преподавателей на базе СПбГАСУ.

Отдельно ещё хочу отметить феномен под названием «Высоцкий консалтинг». Они ещё много лет назад поняли, что с нами стоит сотрудничать и мы интересны пользователям, и стали со временем выпускать бесплатные курсы по Renga.

Беседа уже выходит очень интересной, но может, расскажете ещё подробнее о вашей команде и корпоративной культуре?

Команда у нас совсем небольшая, около 50 человек. Среди них программисты, аналитики, тестировщики, технический писатель и маркетологи. Внутри программисты собраны в команды по несколько человек. К ним приставляется тестировщик и аналитик, который может меняться. Сами команды носят названия факультетов из Хогвартса, потому что разработка программного обеспечения — это же магия.

Команды исповедуют Agile и каждые две недели демонстрируют результат проделанной работы. Демонстрируемый функционал должен быть полностью готов к работе уже в момент показа. Однако релиз происходит каждые 1,5 месяца с оговорками на праздничные дни.

То есть все разработчики внутренние и находятся где-то в России?

Где-то здесь, где-то там. Сейчас много из них находятся на удалёнке, кто-то на гибридном методе работы. Сначала, конечно, мы считали, что удалённый метод нам совсем не подходит: из-за Agile, Scrum, парного программирования и пр. Однако потом жизнь заставила нас разбежаться по домам, и мы как-то к этому адаптировались. Активно используем корпоративные чаты, видеосвязь и пр. Ну и к тому же вся инфраструктура для разработки программного обеспечения изначально подготовлена для дистанционной работы.

В офисе встречаемся по праздникам. Особенно в день релиза. Для нас каждый релиз — мини-праздник.

Есть ли у вас какие-то особенности при приёме на работу, как в Google или Яндекс?

Мы очень привередливые, так как у нас очень сложные задачи. И уровень требования к программистам, соответственно, очень высокий. И помимо технического собеседования, кандидат проходит тест на совместимость с корпоративной культурой. У нас везде выстроена открытая коммуникация, и мы стараемся создать среду, в которой будут цениться достижения и в которой сотрудник бы мог получить признание у коллег за то, что он сделал что-то крутое.

Вообще, я искренне восхищаюсь своими коллегами, так как они выдают просто потрясающие результаты за короткие сроки.

В заключение проведём блиц! Первый вопрос: что бы вы хотели сказать своей аудитории?

В любой непонятной ситуации сохраните спокойствие и делайте BIM‑модели.

Откуда именно появилось название Renga? При быстром поиске можно найти много вариантов, один из которых: вид японской поэзии.

Легенда своими корнями уходит к одному из наших топ-менеджеров, поклоннику японской культуры. Действительно, одно из значений слова «ренга» — это коллективный вид японской поэзии. Есть хокку, есть танка, а есть ренга или рэнга, когда несколько поэтов составляют строчку за строчкой. В итоге получается общее стихотворное произведение. Прямо как кирпичная стенка. И изначально иероглиф «рэнга» означает кирпич.

Так что, с моей точки, зрения у нас очень удачное название. Потому что теория маркетинга говорит, что название должно быть многогранным. Ведь кирпич — это самый простой и, главное, очень надёжный строительный материал, который служит человечеству столетиями. Вот и мы создали продукт, который прост в использовании, как кирпич, но при этом позволяет решать огромное количество задач.

Что вы можете посоветовать стартапам?

Могу пожелать верить в свои замыслы: они порой превращают разработчиков в богатейших людей планеты. И почему бы этими богатейшими людьми на планете не можете стать вы? Обязательно станете. Нужно только усердно заниматься своим делом. Правда, это может потребовать все ваше свободное время, и на личную жизнь его уже не останется. Но всё будет хорошо.

Если вернуться назад, то чтобы вы сделали по-другому?

Да ничего не стал бы. Всё будет так, как должно было бы быть. Даже если будет совсем наоборот.

Есть ли какие-то планы или идеи по созданию чего-то совсем нового?

Прямо совсем нового продукта — пока нет. Сейчас мы слишком увлечены Renga. У нас огромное количество задумок: от банального редактирования через спецификацию до новых уникальных механизмов автоматического армирования ЖБК. Или создание параметрических объектов для пользовательских категорий примерно, как при работе с языком GDL в среде ArchiCAD. Мы же создаем параметрические объекты на языке STDL. Это в том числе позволит применять Renga в тех направлениях, в которых мы её официально не позиционировали.

Например, полностью создать параметрические объекты технологической установки. То есть это пользовательские объекты такого уровня, что можно промышленное ТХ делать. И это сделано было даже не программистом, а аналитиком всего за пол дня. По-моему, это волшебство.

Можете напоследок ещё раз рассказать об основных фишках?

Если подумать, то можно вспомнить много чего. Но ключевые — это многопоточность, использование ресурсов видеокарты, многомониторность и работа с 3D‑видом.

Максим, огромное спасибо Вам за интервью! Время за беседой пролетело совершенно незаметно и Вас хотелось слушать всё дальше и дальше. Спасибо!

PROTIM
Телефон: +7 (495) 221-50-56

Понравилась статья?

3

Поделитесь мнением. Оставьте комментарий

Ещё не добавлено ни одного комментария

Читайте также

5D Cмета на проектах ГК «Самолет»

5D Cмета на проектах ГК «Самолет»

Как использование программного продукта 5D Cмета помогает расширить контур применения BIM и эффективно управлять процессом сметных расчетов?

5 минут 10